Наш опрос

СКОЛЬКО ЛЕТ ВЫ СТРАДАЕТЕ ОТ РАССТРАИВАЮЩИХ ПЕРЕЖИВАНИЙ?
Всего ответов: 231

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Главная » Статьи » ПСИХОТЕРАПЕВТ МОСКВА, ХОРОШИЙ ПСИХОТЕРАПЕВТ МОСКВА, КОНСУЛЬТАЦИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТА МОСКВА, ПСИХОЛОГ

ПСИХОТЕРАПЕВТ МОСКВА: хороший психотерапевт - что это за человек и где найти хорошего психотерапевта?

Отрывки из книги "Совершенный психотерапевт.
Работа с трудными клиентами".

 

Дж. Коттлер
профессор в области психологического
консультирования и педагогической психологии.
Лас-Вегас. США.

 

 

 

Все элементы психотерапевтической практики, о которых шла речь в предыдущей главе, являются обязательными. Вместе с тем существуют факторы, не вписывающиеся в рамки той или иной теории, - это личностные особенности хорошего психотерапевта. Некоторые качества присущи большинству эффективных психотерапевтов, независимо от того, где и какими методами они работают.
 

В то время как мы спорим между собой об универсальности тех или иных личностных качеств, клиенты решают этот вопрос без труда и с ходу готовы назвать наиболее привлекательные черты хорошего психотерапевта. "Это качества, присущие хорошему родителю и достойному человеку, который достаточно хорошо знает себя и умеет взаимодействовать с другими людьми, собственные проблемы не мешают ему общаться с клиентом. Его отличают теплота и эмпатия; враждебность и деструктивное поведение ему несвойственны. Кроме того, обязательны знания и профессиональные навыки, а также готовность проявить сочувствие, что помогает наладить сотрудничество с другими людьми" (Strupp, 1973, p. 2).
 

Хотя собственно стиль работы вряд ли можно считать единственной движущей силой терапевтических изменений клиента, не вызывает сомнений, что личностные качества и темперамент хорошего психотерапевта, которые проявляются во время сессий, имеют большое значение для пробуждения заинтересованности клиента, лучшего восприятия им новой информации с последующим изменением поведения. Если оглянуться на прошлое и попытаться вспомнить людей, которые оказали наибольшее влияние на нашу жизнь, в памяти немедленно всплывают их лица. Эти люди когда-то вдохновляли нас не только своими словами и делами, они обладали некоей харизмой. Во всяком случае, так было в мою бытность студентом и клиентом: поначалу меня привлекали не конкретные идеи или теории; влияние наставников, на которых хотелось быть похожим, - вот что имело решающее значение. В действительности, подобно многим своим коллегам по профессии, я начал заниматься психотерапией благодаря влиянию, которое оказала на меня в детстве моя психотерапевт. Мне очень хотелось быть такой, как она, уметь не только помочь самому себе, но и оказать помощь другим.
 

Личность хорошего психотерапевта как образец для подражания
 

Клиенты стремятся к личностному росту и при этом хотят быть похожими на своих психотерапевтов. Их привлекает спокойствие, мудрость, умение себя контролировать, уверенность в своих силах, которые демонстрирует психотерапевт. Клиенты хотят быть столь же сведущими, как терапевт, и вести себя так же. Они часто перенимают его привычки, манеру говорить. Жизненные ценности корректируются в соответствии со взглядами наставников.

Во всех психотерапевтических подходах в той или иной форме используется модельный эффект личности психотерапевта. Сторонники социального научения пользуются этим эффектом для запуска процессов заместительного научения. В поведенческой психотерапии с его помощью подкрепляется научение путем подражания. Психоаналитики делают акцент на процессах идентификации, которые происходят в рамках позитивного переноса. Когнитивные психотерапевты демонстрируют варианты внутреннего монолога (self-talk), а экзистенциальные терапевты раскрывают перед клиентами собственную индивидуальность.

Если клиенты общаются с хорошим психотерапевтом в течение продолжительного времени, это происходит не только потому, что их устраивают результаты терапии, то есть изменения, которые они наблюдают в себе, но и из-за притягательности личности психотерапевта. Психотерапия вообще опирается на эффект специфического влияния поведения терапевта, вызывающего у клиента стремление ему подражать.

.........

Большинство эффективно работающих психотерапевтов предстают перед клиентом в образе чрезвычайно привлекательного, уверенного в себе, контактного человека: "Поведение эффективного психотерапевта включает в себя, прежде всего, постоянную демонстрацию заботы и внимания, причем такое позитивное отношение постепенно интернализуется излишне самокритичным пациентом; во-вторых (одновременно), проявление внутренней силы и мудрости (умения разрешать проблемы), что также будет со временем интернализовано; и, в-третьих, передачу пациенту новой системы ценностей, позволяющей конструктивно решать жизненные проблемы" (Decker, 1988, p. 60).

Стремление клиентов подражать своим психотерапевтам позволяет объяснить, почему такие разные клиницисты, как, например, Зигмунд Фрейд и Фриц Перлз, работали одинаково успешно. После этого стоит ли удивляться тому, что Эллис, Сатир, Роджерс или Франкл также добивались хороших результатов, хотя, на первый взгляд, между ними нет ничего общего. Вопрос заключается в том, почему людям становится лучше, когда вы отражаете их чувства или вскрываете иррациональный характер их убеждения, интерпретируете сновидения или разыгрываете по ролям основные конфликты, подкрепляете какое-либо поведение или же перестраиваете структуру семьи?

По-видимому, имеет значение не только, что хороший психотерапевт делает, но и что он собой представляет. Выдающихся психотерапевтов объединяет то, что все они являются сильными личностями. Они относятся к тем людям, которые буквально излучают положительную энергию. Они активны, полны энтузиазма, обладают острым умом и высокой подвижностью, умело пользуются своим, как правило, красивым голосом. В обществе большинства хороших клиницистов находиться одно удовольствие. Они обладают теми качествами, которые другие люди желали бы иметь.

Безусловно, процесс идентификации у клиента в различных терапевтических системах идет по-разному. Иногда это происходит в форме спланированного вмешательства, например при демонстрации психотерапевтом конкретного поведения в той или иной роли или в ходе десенсибилизации. Гораздо чаще клиент постепенно учится в процессе психотерапии, если чувствует уважение к своему наставнику или восхищается им. Так, клиент поначалу наблюдает за тем, как поведенческий психотерапевт четко и ясно излагает свои взгляды, а затем сам пытается в обычной жизни вести себя сходным образом. Экзистенциальный терапевт делится своими чувствами в отношении клиента, подталкивая его к большей открытости. Сторонник рационально-эмотивной психотерапии избегает употребления некоторых слов (следует, должен и т. д.) и отдает предпочтение фразам типа "Я хочу", а со временем и его клиент начинает делать то же самое. Гипнотизер - последователь Эриксона - рассказывает клиенту притчу-метафору, чем помогает идентифицироваться с протагонистом, разрешающим сходные проблемы. Процесс идентификации идет и без специфического применения принципов моделирования, при этом клиент копирует те качества хорошего психотерапевта, которые кажутся ему наиболее привлекательными.
 

Полноценно функционирующий психотерапевт
 

Результаты практических наблюдений (Luborsky et al., 1971; Garfield, 1980; Lambert, Shapiro & Bergin, 1986) позволяют утверждать, что эффективно работающие психотерапевты, как правило, обладают хорошим душевным здоровьем и успешно разрешают собственные проблемы. Эти качества хороши не только для того, чтобы иметь возможность демонстрировать их клиентам в качестве образца для подражания. Уверенный в себе, уравновешенный человек лучше контролирует собственное поведение, что так важно во время сессий.

Психотерапевту требуется недюжинная сила воли, чтобы отказаться от удовлетворения собственных потребностей за счет клиента. Это может принимать различные формы: от безобидного, не имеющего отношения к существу проблемы вопроса с целью удовлетворения любопытства до подталкивания клиента к чрезмерно откровенным высказываниям и даже отыгрывания эротических, враждебных импульсов или стремления манипулировать.

Психотерапевту следует контролировать себя на всех этапах терапевтического взаимодействия, в частности, наблюдать за собственным поведением, не отвлекаться на посторонние мысли, говорить четко и по существу, не переводить разговор на себя. Такая самодисциплина требует высокой эмоциональной стабильности и развитых навыков межличностного общения.

Благодаря тому, что хорошие психотерапевты являются, прежде всего, полноценными людьми, они способны эффективно функционировать в разнообразных ситуациях и могут наглядно продемонстрировать все, к чему призывают других. В классическом определении эффективно работающего психотерапевта как полноценного человека Каркхуфф и Беренсон (Carkhuff & Berenson, 1977, p. 272) формулируют свое кредо: "Чтобы предъявлять требования себе и, соответственно, другим, следует быть полноценным физически, эмоционально и интеллектуально. Каждое из этих измерений тесно связано с другими. При достижении наивысших уровней по всем трем измерениям человек начинает функционировать полноценно, то есть представляет собой нечто большее, чем сумма этих трех измерений. С этого момента в силу вступают законы космологии, которые и управляют его жизнью. Физическая сила помогает ему защитить любимых людей. Эмоциональная зрелость позволяет отстаивать свои убеждения. Развитый интеллект дает возможность приносить пользу людям".

...................

Влияние сильной личности хорошего психотерапевта
 

Наиболее важной и незаменимой составляющей, по-видимому, является сила личности психотерапевта, придающая вес его словам и поступкам. Эта сила исходила от наиболее выдающихся представителей нашей профессии, что оказывало значительное воздействие на клиентов, учеников и коллег. Кто стал бы к ним прислушиваться, не обладай они особой энергетикой и человеческой привлекательностью, которые наполняли жизнью их идеи?

Эффективность психотерапии определяется умением клинициста привлечь и удержать внимание слушателя. В связи с этим сложнейшая задача для психотерапевта - не впадая в нарциссизм и не занимаясь саморекламой, позволить себе проявиться как личности. Внутренняя сила и уверенность - вот что привлекает клиентов. При этом психотерапевт не должен подавлять других, постоянно напоминая о своих обширных знаниях и уникальных навыках. Речь идет об особом сочетании доброй силы со сдержанностью и достаточной скромностью, чтобы не привлекать к себе внимание. Это так называемая сила духа, сродни описанной Пеком (Peck, 1978, p. 284-285), которая "направлена на самого ее обладателя, то есть власть над собой, которая не имеет ничего общего со стремлением подчинять других. …Это способность принимать ответственные решения. Это сознательность".

......................

Нравится нам это или нет, но быть хорошим психотерапевтом в глазах клиента значит обладать некоей магической силой специалиста и гуру. В процессе психотерапии происходит так называемое самоисцеление клиентов в результате постепенной передачи им такой силы. Вот как этот процесс описан одним начинающим психотерапевтом, который впервые стал свидетелем подобного превращения.

....................

Сильная личность психотерапевта внушает клиентам веру в самих себя, в свою способность противостоять негативным импульсам. Благодаря этой же силе психотерапевт может воздействовать на убеждения и поведение клиента.
 

Сила убеждения и влияние в терапевтических отношениях

......................

Бойтлер (Beutler, 1983) видит функции психотерапевта преимущественно в том, чтобы убедить клиента принять его (психотерапевта) точку зрения на окружающую действительность. Хороший психотерапевт обладает развитыми навыками убеждения, поэтому его клиенты сравнительно легко сдают прежние позиции и начинают мыслить по-новому, более продуктивно. Как подчеркивает Франк, психотерапевт уполномочен обществом и государством заниматься переубеждением клиентов: если клиенты перестанут причинять вред себе и другим и начнут вести себя более конструктивно, общество только выиграет. Большинство психотерапевтов сходятся во мнении, что клиентам станет лучше, если они:
- больше узнают о себе, своем функционировании и его устойчивых закономерностях, причинах того или иного поведения и поставят перед собой четкие цели;
- перестанут жалеть себя и примут на себя ответственность за свою жизнь;
- смогут наладить близкие отношения с другими людьми, позволят себе испытывать любовь, привязанность в межличностных отношениях;
- перестанут жаловаться на то, что не в силах изменить, а взамен сконцентрируются на том, что находится в их власти;
- перестанут чрезмерно тревожиться, огорчаться, стесняться, будут лучше спать и больше заботиться о своем здоровье.

....................

Безусловно, все без исключения психотерапевты способны убедить своих клиентов, что целесообразно избавиться от симптомов и попробовать вести себя как-либо иначе. Однако если считать себя не только эффективным психотерапевтом, в смысле способности убеждать и оказывать влияние, но и специалистом с определенными этическими принципами, то это "иначе", которое мы предлагаем своим клиентам, должно соответствовать их собственной, а не психотерапевта, системе ценностей, при этом психотерапевту должно хватить скромности, чтобы не плодить собственные подобия.

Все потенциальные властители дум, не только психотерапевты, но также политики, писатели и другие авторитетные люди, должны быть внимательны к тому, как используется их способность убеждать. Действительно хороший психотерапевт способен воспользоваться своим влиянием, чтобы предоставить клиенту больше свободы.

Хотя нам представляется, что ненужные страдания должны быть устранены, только клиент вправе решать для себя, что входит в понятие "ненужные". Действительно ли не нужна вина или скорбь, а что если они помогают проработать волнующие клиента проблемы? В процессе доверительной беседы в рамках терапевтических отношений участники имеют возможность продумать ситуацию и оказать воздействие друг на друга. В результате столь тесного взаимодействия меняется не только клиент; материал, который он приносит на сессию, оказывает сильное воздействие и на психотерапевта. Нас трогают боль и страдания клиентов, при этом так или иначе всплывают наши собственные неразрешенные проблемы. Радость и восторг также не оставляют нас равнодушными.

В процессе истинно открытого, честного взаимодействия, испытывая влияние своих клиентов, психотерапевт оттачивает свое умение убеждать.
 

Заразительность энтузиазма хорошего психотерапевта
 

Одним из ключей к успеху в психотерапии является способность заинтересовать клиента, привлечь его к процессу, которая напрямую зависит от энтузиазма самого психотерапевта.

Радость бытия вообще и удовольствие от психотерапии в частности проявляются в голосе клинициста, его манерах и поведении. Можно утверждать, что целью каждого педагога является пробуждение интереса к тому или иному предмету, чтобы вызвать внутренне присущее каждому человеку любопытство, тогда естественное стремление к росту и довершит начатое.

Совершенные психотерапевты, с точки зрения клиентов, - люди, беззаветно преданные своей профессии. Они достойны всяческого уважения за то, что живут, служа другим. Бьюдженталь (Bugental, 1978) полагает, что идеальный психотерапевт идентифицирует себя как представителя своей профессии: "Я не кто-то, кто занимается психотерапией; я психотерапевт". Таков наш образ жизни.

Психотерапевты вызывают восхищение еще и потому, что трепетно, с нескрываемым любопытством относятся к окружающей действительности, задумываются над причинами тех или иных явлений. Эта восторженность проявляется в подчеркнутой эмоциональности речи. В моменты озарения, проникновения в суть вещей нас охватывает душевный подъем. Искренняя забота, сильное желание быть полезным также не ускользают от внимания клиентов.

Подобно выдающимся религиозным подвижникам и целителям прошлого, хороший психотерапевт ощущает важность своей миссии - избавление от боли и страданий если не всего человечества, то, по меньшей мере, некоторой его части. Нет ничего более ободряющего для разочарованного, страдающего человека, чем войти в комнату и увидеть перед собой ожидающего внимательного слушателя, излучающего свет надежды. Энтузиазм и душевный подъем психотерапевта заразительны. Они словно передаются клиенту, который становится оживленнее и начинает с надеждой смотреть в будущее.
 

Ценность игры и чувства юмора
 

Энтузиазм, авторитет и влияние наглядно проявляются в умении психотерапевта ценить и активно использовать юмор. Конечно, многие выдающиеся психотерапевты не были склонны шутить во время сессий, поэтому было бы несправедливым утверждать, будто наличие у психотерапевта чувства юмора - обязательное условие хороших результатов терапии. Однако оно обычно бывает чрезвычайно полезным.

...............

Таким образом, наличие у психотерапевта чувства юмора свидетельствует о его способности радоваться, сопереживать, творчески мыслить, что является признаками интересной личности. Чувство юмора делает его в глазах клиента менее опасным и более легким в общении, позволяет при повторном обращении к проблеме взглянуть на нее по-новому.

..................
 

Забота и сердечность
 

Клинический опыт свидетельствует, что клиенты более охотно работают над собой в присутствии сочувственно настроенного наблюдателя, проявляющего искреннюю заботу о них.

Как оказалось, не имеет значения форма проявления такой заботы - потакание и снисходительность или жесткое установление границ дозволенного поведения. Независимо от методов работы и содержания передаваемых психотерапевтом сообщений клиенты способны позаботиться о себе, коль скоро они видят наше внимание и заинтересованность. Ход их рассуждений можно представить примерно так.
1. Этот человек, мой психотерапевт, кажется мне весьма компетентным специалистом, хорошо разбирается в людях.
2. Очевидно, психотерапевт мне симпатизирует и искренне полагает, что мне многое нужно в себе изменить.
3. Если психотерапевт считает меня вполне достойным человеком, а его мнению я склонен доверять, тогда передо мной стоит гораздо больше задач, чем я предполагал.
4. Наверное, мне следует относиться к себе, как я того заслуживаю, раз мой психотерапевт так считает.

По мнению социального работника, имеющего дело с так называемыми трудными подростками, все его действия - конфронтация, модификация поведения, разыгрывание ролей, вмешательства на уровне школы - являются проявлением заботы о благополучии клиентов, они это чувствуют, что и оказывает на них решающее воздействие.

 .....................

Как считает Гай (Guy, 1987, p. 294), хорошего психотерапевта отличает нечто большее, чем профессиональные навыки и опыт: "Он способен на глубокое чувство сострадания и сопереживания, что проявляется в эмпатии и чуткости, причем клиенты реагируют на это порой самым неожиданным образом… Именно эта особенность позволяет таким терапевтам делать "невероятные вещи"… На сессии или во время отпуска интегрированный психотерапевт придерживается своих взглядов и движется собственным курсом. Его психическая цельность проявляется практически при любом контакте не потому, что имеет врожденное происхождение, а благодаря искреннему интересу и стремлению наладить отношения с другим человеком".
 

Надежность и доверие
 

Психотерапевты, которых воспринимают как надежных и заслуживающих доверия, обычно добиваются хороших результатов.

Итак, как должен выглядеть и вести себя психотерапевт, которому можно доверять? Прежде всего, он в ладу с самим собой, его жесты и движения естественны, в них сквозит удовлетворенность и уверенность в себе. Он хорошо говорит, умело использует невербальные сигналы, сообщая окружающим о том, что хорошо знает свое прошлое, ориентируется в настоящем и с уверенностью смотрит в будущее. Развитое чувство собственного достоинства позволяет ему с готовностью признавать свои ошибки, не утрачивая при этом веры в себя. Для психотерапевта вполне уместно бывает признать свою неосведомленность, одновременно заверив клиента в том, что в конце концов все удастся выяснить.

Надежные, внушающие доверие психотерапевты умеют подкрепить свои оптимистичные предположения и заверения конкретными результатами. Каждый может притвориться, будто знает, что делает, однако важно выполнять обещанное. Доверие к нам возникает как следствие совпадения наших слов с делами, хотя красиво говорить, конечно, гораздо проще. Всем своим обликом хорошие психотерапевты словно говорят:
- я нравлюсь себе;
- и вы мне также нравитесь;
- я знаю, что делаю;
- я делал это уже много раз;
- я могу вам помочь.

Все эти предпосылки помогают психотерапевту произвести впечатление надежного человека, поддержать доверие к себе на этапе заключения контракта. Совсем другое дело, когда наши интерпретации достигают цели, когда, благодаря симпатии, удается продемонстрировать, что мы услышали и поняли сказанное клиентом, когда мы доказываем, что достойны оказываемого нам доверия, являемся компетентными специалистами с высокими этическими принципами и одновременно сердечными и искренними людьми.

Искренность и сердечность сглаживают впечатление о психотерапевте как о человеке излишне самонадеянном. К сожалению, иногда можно зайти слишком далеко, и чувство уверенности в своих силах перерастает в высокомерие, а чувство реальности утрачивается. Сочетание надежности со скромностью дополняет портрет компетентного специалиста, которому не чужды сомнения, осознание ограниченности своих возможностей, что, однако, нисколько не умаляет его достоинств. Психотерапевт предстает перед клиентом не только как хороший специалист и цельная личность, но и человек, не считающий нужным говорить об этих своих качествах, настолько они естественны. Присущая хорошему психотерапевту при любых обстоятельствах уверенность в своих силах отчасти передается и клиенту.
 

Терпение
 

Клиенты, как правило, приходят уже с предысторией получения помощи, в том числе от не слишком именитых специалистов. Например, от воспитательницы детского сада, которая обучала хорошим манерам, шлепая по мягкому месту или отчитывая в присутствии сверстников. Или родителей, бросивших ребенка в воду в самой глубокой части бассейна, чтобы научить плавать. В целом, каждому человеку в течение жизни преподается множество "уроков", "учителями" при этом могут быть родители, другие родственники, друзья, педагоги, священники или раввины, соседи, при этом профессиональные психотерапевты находятся в явном меньшинстве. Таким образом, клиенты узнают множество полезных и не очень полезных для себя сведений, причем обычно приобретение этих знаний сопровождается некоторыми побочными эффектами, которые затрудняют научение в будущем. Клиенты попадают к нам с последствиями психических травм, обремененные отсутствием твердых данных, на которые можно положиться, привыкшие прибегать к защите и оказывать сопротивление, не говоря уже о проблемах, послуживших поводом для обращения за помощью.

Хорошая психотерапия подразумевает не только желание и способность к решительным действиям, когда этого требует ситуация, но и умение воздержаться при необходимости от каких-либо действий. Каждому человеку требуется время, разное в каждом конкретном случае, чтобы интегрировать новые знания, набраться смелости и начать экспериментировать с новыми видами поведения, научиться принимать обоснованные решения, проработать свое сопротивление, дурные предчувствия и страхи. Мы предлагаем им расстаться, например, со старым знакомым, который постоянно доставляет им хлопоты, но считается лучшим другом, до тех пор пока они не обретут достаточных навыков для преодоления жизненных ситуаций. Итак, приходится ждать, чтобы клиент окончательно удостоверился в безвыходности положения и принял решение в собственных интересах предпринять что-либо новое. Все это требует времени.

Эффективная психотерапия подразумевает движение со скоростью клиента, без навязывания ему своего темпа. Эффективный психотерапевт способен проявить достаточное терпение, подавляя при этом собственные потребности, чтобы дождаться признаков прогресса. Соблюдение пауз в разговоре, уважение к молчанию клиента помогают клиенту принять на себя ответственность за развитие и содержание диалога. Психотерапевт принимает клиента как личность, не требуя от него немедленных изменений. И, наконец, эффективный психотерапевт терпимо относится не только к клиентам, но и к самому себе.

…………

Весь фокус заключается в том, чтобы проявлять терпение и не быть при этом пассивным, оказывать на клиента давление, но такое, которое он в данный момент способен выдержать.

Этот баланс сродни езде на велосипеде, когда каждую минуту надо следить за соблюдением вертикального положения, не забывая при этом крутить педали. Когда клиент теряет интерес к процессу психотерапии, его следует немного "подогреть", прибегнув к конфронтации или интерпретации, которую он, как нам кажется, может выдержать. Итак, удалось вновь завладеть вниманием клиента, возбудить его любопытство и желание прислушаться к советам. В другой раз явственно виден страх клиента; он уходит от обсуждения болезненных тем. Тогда следует притушить "огонь", ободрить клиента, заверить в своей поддержке. В течение некоторого времени необходимо оставаться с чувствами клиента. Когда он даст знать, что готов к новым испытаниям, весь цикл начинается заново. Изменения при этом происходят крайне медленно.
 

Способность признавать свои ошибки
 

Успех, сопутствующий хорошим психотерапевтам большую часть времени, объясняется их способностью анализировать свои ошибки, вместо того чтобы от них отмахиваться. Не прибегая к таким способам, как обвинение клиента в сопротивлении, и не отыскивая других причин неудачи, они признают ограниченность собственных возможностей, неизбежность существования неподвластных им процессов. Эффективные психотерапевты стараются не повторять одних и тех же ошибок.

…………

Лучшие специалисты в любой области - это всегда те, кто способен определить свои слабые стороны, выявить их роль в противодействии своим планам и отыскать пути их преодоления. Это в равной мере относится к педагогам, спортсменам, инженерам и философам.

……………….

Готовность попросить о помощи является важной отличительной особенностью совершенных психотерапевтов. Они добиваются успехов потому, что вовремя распознают пределы своих возможностей, а также потому, что постоянно стремятся учиться, будь то тренинги, наставничество или консультации коллег.
 

Высокая чувствительность
 

Есть одна вещь, с которой психотерапевты, тем более хорошие, справляются лучше большинства других людей, - это способность замечать нюансы человеческих переживаний и межличностного общения. Именно это мы и делаем, пытаясь понять, что происходит у клиента внутри. Внимательно вслушиваемся в его слова, интерпретируем их прямое значение и подтекст. Наблюдаем за поведением клиента, сопоставляя свои наблюдения с его высказываниями о своем поведении во внешнем мире, а также оценивая его поступки с позиции своих знаний об их возможном значении. Короче говоря, мы делаем все, что в наших силах, дабы быть, по определению Роджерса, эмпатичными - чрезвычайно чуткими к переживаниям другого человека в каждый конкретный момент. Суть эмпатии заключается в полном понимании без вынесения суждений.

Идеальный психотерапевт, по мнению Бьюдженталя (Bugental, 1978), должен, помимо множества других качеств, обладать развитой, тренированной и отточенной чувствительностью ко всему происходящему. Чувствительность заключается в том, чтобы максимально полно использовать все имеющиеся чувства (включая интуицию) для понимания того, что происходит: "Такое чувствование, подобно точному прибору, регистрирует мельчайшие детали, которые обычный человек не улавливает: нюансы значений, интонации голоса, неуловимое изменение выражения лица или положения тела, волнение, оговорки и тысячи других проявлений жизнедеятельности человека среднего возраста" (Bugental, 1978, p. 41).

………………..

Вот перечислены лучшие качества совершенного психотерапевта. Чувствительность лежит в основе личности психотерапевта - его авторитета, доброты, заботы и особенно способности разбираться в происходящем.

Эффективные психотерапевты - хорошие наблюдатели. Они видят, слышат, ощущают то, что недоступно людям без специальной подготовки. В хаотичном, на первый взгляд, сплетении обстоятельств они выявляют стереотипы, связывают между собой, казалось бы, случайные события. Хорошие психотерапевты обладают способностью видеть вещи в реальном свете, замечать незаметные, но крайне важные детали, умеют систематизировать разрозненные и противоречивые сведения.

…………..

Чувствительность, позволяющая психотерапевту воспринимать мельчайшие детали поведения клиента, лишена всякого смысла, если не делать выводов о значении этого поведения. Безусловно, личностные особенности психотерапевта имеют большое значение; однако не менее важны способы обработки информации и умение сделать правильный вывод о значении тех или иных наблюдаемых поведенческих стереотипов.

 

ХОЧЕШЬ ОБРЕСТИ СПОКОЙСТВИЕ И УВЕРЕННОСТЬ В ЖИЗНИ
ЗАПИШИСЬ НА ПРИЕМ К ХОРОШЕМУ ПСИХОТЕРАПЕВТУ  В МОСКВЕ -

ПОЗВОНИ ПРЯМО СЕЙЧАС:

 

Категория: ПСИХОТЕРАПЕВТ МОСКВА, ХОРОШИЙ ПСИХОТЕРАПЕВТ МОСКВА, КОНСУЛЬТАЦИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТА МОСКВА, ПСИХОЛОГ | Добавил: Prosvetlenniy (18.12.2012)
Просмотров: 869 | Рейтинг: 0.0/0